ива_но_ва (iva_no_va) wrote,
ива_но_ва
iva_no_va

Categories:

Из недописанного. Продолжение.

Начало тут iva-no-va.livejournal.com/403176.html

...Саша не могла уснуть. За куцими шторами блестел, переливался всеми огнями Нью Йорк. Нью Йорк! «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой!» - Сашка улыбнулась этим словам из дурацкой песни и, поерзав, попыталась вспомнить с чего все начиналось. 

 

 

 

- Доня. Он есть! Пришел...- загадочно просипела мама и замолчала.

- Что? Кто? Мама? Это ты?

- Да. Не кричи, - шептала Нелли Яковлевна. Можно подумать от того будет ли Саша шептать или кричать зависело – услышит их «полковник КаГеБе, или нет (хотя сколько же нужно было бы полковников в то время, чтобы прослушивать телефоны неблагонадежных граждан СССР, собравшихся променять свою самую счастливу Родину, великий Советский Союз, семимильными шагами мчащийся к коммунизму, провозгласившему Труд, Мир, Май, Равенство, Братство, а в последнее время еще и Перестройку, Гласность и Ускорение,  на этот разлагающийся, можно сказать, просто гниющий Запад?) мама говорила отрывисто и шепотом. Выдернутая из сна Саша плохо соображала.

- Что есть? Кто он? О чем ты говоришь? – Саша произносила эти слова, пытаясь натянуть соскальзывающее одеяло на плечи, тем самым оголяя мужа, который резко сел в кровати и односекундно понял о чем речь.

- Вызов, – одними губами сказал он, и повалился обратно в подушки.

- Мама, вызов пришел? – заорала Саша, и в трубке послышался шорох, вздох и мамин шепот.

- Это не телефонный разговор. Немедленно вылетайте.

- Мама, это невозможно! У нас работа, дела какие-то! – Саша несла чушь, вытирая взмокший лоб дрожащими пальцами. Ей вдруг стало невыносимо жарко.

- Завтра же! Первым рейсом. Если вы не приедете - мы уезжаем без вас, - железным голосом отчеканила сашина мама и в трубке послышались гудки.

За пол-года до этого ночного звонка в аэропорту белорусского областного центра близкий друг Сашиного мужа, Вадим, встречая их в аэропорту сообщил полушепотом:

- Мы уезжаем... Все уезжают. Вы там живете, как медведи белые, на своем Севере и совершенно не знаете, что здесь происходит.

Что на самом деле происходило в небольшом белорусском городе летом 1988 года Петровы узнали в течении последующих нескольких дней. Вместо «повидаться с родителями, отдохнуть на родине» они чуть ли не ежевечерне ходили на «проводы». Уезжали друзья и однокашники, уезжали соседи, уезжали близкие и дальние родственники. Вы думаете откуда взялся анекдот: «Не знаю о чем вы тут говорите, но ехать надо!»? Все знакомые разделились на две группы – «отъезжающие» и «не отъезжающие». Именно так – не не «эмигрирующие» – а «отъезжающие». В те дни было много слез, вина и слов прощаний. Еще больше недоумения и растерянности... Головокружений от собственных мыслей – «неужели это случается, неужели они уезжают? Неужели и .... мы можем?»

- Саша! Кто нас выпустит? – шептала Саша мужу в ухо ночами – Ты забыл кто ты? Ты забыл, что мы живем в закрытом городе, ты занимаешь такую должность? Ты забыл, что ты – кандидатскую защищал в закрытом режиме? В конце концов кто нас примет по израильским визам с фамилией Петровы?

- Я все это понимаю, поверь, не хуже тебя, - отвечал Саша, - но ты не представляешь себе, что с раннего детства, я еще соображать только начал, но всегда знал – я не хочу тут жить! Не хо чу! А фамилия – это, как ты знаешь, дорогая – дело такое... Они начинали тихо хихикать вспоминая и перебивая друг друга.

 

***

- Александр Дмитриевич, у меня к вам есть очень деликатный разговор, - профессор Карпов, научный руководитель Сашиной диссертации казалось был слегка смущен и определенно озабочен. – Саша,  -  продолжил Карпов, - мне сегодня звонили из ВАКа и... хм...

- Что-то случилось? – Саша представил, что все два с половиной года отданные диссертации, пропали.

- Ничего не случилось, но мне намекнули, что с фамилией Гринберг ты в этом году не защитишься.

- Я понимаю, - расстерянно ответил Саша.

- Нет, ты не понимаешь, - неожиданно разозлился Карпов. – У тебя блестящая работа, у тебя потрясающая диссертация. Ты должен защититься!

- Но, Вы же сами сказали...

- Фамилию можно поменять!

- Как это? Подождите... У меня ведь все печатные работы, все публикации...

- Это я улажу. А ты, дорогой мой друг, пожалуйста выясни как сделать так, чтобы ты из Гринберга превратился в Иванова, Петрова, Сидорова, да хоть Пупкина. И чем быстрее, тем лучше.

- Вообще-то, девичья фамилия моей мамы Петрова, - холодея от ужаса произнес Саша.

- Я всегда знал, что ты гений, - Карпов похлопал Сашу по плечу, и вышел из лаборатории.

 

В ЗАГСе на вопрос «что нужно, чтобы поменять фамилию» - белоглазая, мочалистая девица даже перестала красить губы и посмотрела на Александра так, что он уже было решил, «ну нафиг эту диссертацию».

- Мущщина, какую фамилию? Куда менять? – растягивая слова и разглядывая Сашу спросила девица.

- Мою фамилию теперешнюю, на фамилию матери, - удивляясь собственному спокойствию, ответил Саша. Негромко. Уверенно. Как будто он объяснял второкласснику, что дважды два будет четыре.

- Вы, вроде, большой мальчик – гоготнула девица, - родители даже не развелись, какой вообще повод в вашем возрасте менять фамилию.

Девица действовала на нервы своей нагловатой самоуверенностью.

- Девушка, я не спрашивал вашего совета, менять мне фамилию или нет, я спрашивал о документах, которые нужно предоставить, чтобы это произошло, - четко, не повышая голоса, с очаровательной улыбкой ответил Саша.

- Что вы себе позволяете? – взвилась девица, - Вон стенд идите к нему и читайте. Читать умеешь? Грамотный? Вот и иди! Там все написано. Ходят тут всякие!

...Нет, это все-таки еще не начало. Возможно начало было тогда, когда Сашина мама, трясущимися руками набирала написанный все тем же близким другом Вадиком израильский номер телефона «по которому нужно срочно позвонить и попросить прислать вызов». Диктуя имена и фамилии домочадцев, мама дрожащим голосом, полурыдая сорвалась, произнеся фамилию мужа дочери.

- Петров! Да-да-да. Александр Дмитриевич Петров. Нет... Не еврей, но он очень! Очень! Хороший! Человек! Слышите? Очень! Хороший! Человек! Очень!...

Нервное ржание в гостиной, где в это время сидела вся семья, прислушиваясь к маминым воплям, доносившимся из кухни, кажется, привело ее немного в чувство реальности.
...Нет, пожалуй, началось все с телефонного звонка:

- Дураки! – кричал Вадик по телефону. – Валить надо!

- Ты такой умный потому, что у твоей жены тетя в Австралии? – парировал Александр.

- Я такой умный, потому, что у меня двое детей! Потому, что им тут расти! Потому, что! Потому! Что! Сам знаешь почему! – Вадик выходил из себя.

После маминого разговора по телефону с Израилем с ее нервными заверениями, что «Александр Дмитриевич Петров – не еврей, но очень хороший человек!»  наступила какая-то пустота. Петровы вернулись домой. На Север. Отпуск закончился. В заснеженном, замороженном, как спинка минтая из советского магазина «Океан», сером, колючем, дурнопахнущем химикатами и металлом городе, в работе и времени безребеночья (дочь осталась у родителей) прощальные вечера в городе детства блекли, казались приснившимися или выдуманными.

Tags: рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 50 comments