ива_но_ва (iva_no_va) wrote,
ива_но_ва
iva_no_va

Categories:

Ты банкирша, я рыбак, ты на суше я на море...

Любите ли вы селедку так, как! Нет. Я не крейзи. Но иногда аж скулы сводит, так хочется. Навеяно беседой в дружественном журнале в комментариях с подружкой.

Прасилетку.

Помните, что я была банкиршей? Ну, когда я ходила в колготках и «англейских» костюмах, с накрученной чОлкой и с двумя сумками – порфелем с докУментами и дамской, со всякой херней.

Про те времена надо было бы по-хорошему написать несколько рассказиков. Вот выйду на пенсию. Тихо. Не отвлекаемся.


В начале девяностых поперли русские. Да-да-да. В малиновых пиджаках и цепях с гимнастами на бычьих шеях. А так же, мужчины с короткими стрижками, в черных джинсах, черных майках и черных кожаных пальто до пола. И еще рыбаки. Обычные камчатские мужики, с обветренными лицами, заскорузлыми руками, одетые в рубашки в клетку, работяги. Врать не буду, точно не помню, но по-моему, они рыбачили где-то на Аляске и получали американские деньги, которые по понятным причинам, они не хотели везти домой и, взяв самую малость, остальное хотели оставить в американском банке. Земля слухом полнится и про «русскую» Стеллуивановну-добрую-банкиршу они рассказывали друг дружке и я открывала (легально!) им счета пачками. Не буду вдаваться в подробности сейчас, может как-нибудь в другой раз расскажу, но один случай с такими ребятами приключился довольно забавным.

Прибегает Дебби, секретарша.

-         Стелла, там к тебе двое рашинс. У них не назначена встреча, но они очень просятся.

-         Клиенты или новенькие? – интересуюсь я с целью, естественно.

-         Новенькие, кажется, - неуверенно отвечает Дебби.

-         Ну, ладно. Давай их. Чоуж? – отвечаю я, отодвигаю бумаги, с которыми работала, села вся из себя профессиональная банкирша.

Заходят. Двое. Приятные дядьки. Простоватые, улыбчивые, застенчивые. В новеньких джинсах. Одинаковых. Еще не обношенных. Видать, только купили. Одинаковых куртках. Рубашки тоже похожие. Приоделись. Зарплату получили. Стестняются.

-         Хэллоу! – говорят с порога.

-         Здравствуйте, - отвечаю я и протягиваю руку для приветствия.

Первый, побойчее хватает руку и целует. Непроизвольно одергиваю руку. Он отпрыгивает.

-         Ой! Простите.

-         Ничего, ничего. Стелла – представляюсь я и протягиваю руку другому, тот хватает мою ладошку двумя руками и трясет так, что у меня начинает дергаться голова.

-         Василий Петрович, - говорит он.

-         А я Сергей Михайлович, - опомнился другой.

-         А вас как по-батюшке? – заискивающе говорит первый.

-         Да, неважно. Можно просто Стелла. Иванова.

-         Ааа, понятно. Стеллаиванна. Ага.

Улыбаюсь. Приглашаю присесть. В руках у Сергея Михайловича мешок. Огромный такой пластиковый мешок. У нас в такие собирают мусор во дворах. Из мешка подозрительно попахивает. Дяденька косится на мешок и запихивает его под свое кресло. Ногой. Я делаю вид, что ничего не заметила.

Дядьки смущаются. Не знают с чего начать. Я им помогаю:

-         Вам, наверное, счета нужно открыть?

-         Да-да-да! – наперебой радуются и кивают мои посетители.

-         Если это не трудно и можно, - с достоинством добавляет Василий Петрович.

-         Можно. Давайте ваши документы. По-английски понимаете?

-         Ес ит ыз! – отвечает Сергей Михайлович и улыбается детской улыбкой победителя.

-         Ноу спик инглиш, - угрюмо отвечает Василий Петрович.

-         Ну, ладно. Я сама заполню формы, вы только распишитесь.

-         От жеж повезло, так повезло! – толкает Сергей Михайлович друга в бок локтем, - а Василий Петрович? Повезло, говорю. Такая вот удача!

-         Нам про вас Станислав Иваныч сказал, - вносит ясность Сергей Михайлович.

(Между собой они друг друга называли исключительно по имени-отчеству, но на «ты», что весьма веселило меня, уже привыкшую тут называть всех, включая больших боссов только по имени)

Заполняю бумаги, параллельно расспрашиваю о житье-бытье, отвечаю на их вопросы – довольно стандартные – откуда, давно ли в США, нравится ли, скучаю ли по родине. Дебби приносит кофе, дядьки расслабляются, улыбаются. Шутят. Открываю им счета. Рассказываю как, что, куда. Оформляю карточки дебитные. Оба вынимают пачки денег – что-то около двух – трех тысяч долларов у каждого, аккуратно сложенные. Зарплата. Все оформления закончены. Квитанции выписаны. Дядьки еще больше улыбаются. Мы еще немного поговорили, все обсудили, расстаемся друзьями. Уходят. Целуют руку на прощание. Опять неловкость, опять смеемся. Провожаю их. Сажусь в кресло и вдруг вижу мешок. Забыли мешок! Хватаю – несусь в приемную.

-         Сергей Михайлович! Василий Петрович! Мешок забыли!

-         Так это, - мнется Михалыч, - это вам.

-         Мне? – удивляюсь я.

-         Ага. Вам.

-         А что там? – пахнет жуть, стараюсь держать морду. Не морщиться.

-         Так то ж селедка. Свеженькая. Мы ее сами наловили. Она малосол. То шо нада! – помогает другу Петрович.

-         Вот здесь? Селедка? – делаю круглые глаза я. Мешок весит килограммов пятнадцать.

-         Ага. Вам! – радуются дядьки и пятятся к двери.

-         Свеженькая! Спасибо вам огромное за помощь, Стеллаиванна. Спасибо.

Остаюсь, как дура посреди приемной. На каблуках, в «англейском костюме», с прычОской и мешком селедки в руках. Мои американские коллеги морщат носы и вопросительно смотрят на  меня.

А что я могла? Что? Пыталась им объяснить, что это: «Гуд! Фиш! Сельотка! Хиринг. Сельотка. Хиринг! Фреш!» - они морщили носы, и вероятно думали, крейзи эти рашинс.

А селедка была знатная. Толстоспинная. Жирная. Свежайшая. Действительно малосол. В мешке оказалось восемьдесят селедок.

И пришла я домой с этим мешком. И наварила картошки. Достала капусту квашеную с клюквочкой. Почистила пару селедин, блестящих, серебрянных, толстых. Посыпала их тонко нашинкованным луком колечками. Капнула несколько капель подсолнечного пахучего масла. Достала из морозилки водку, плеснула в моментально запотевшие стопки. Посыпала картошку укропчиком и было нам с Ханыком щастье. Первые пару дней.

А потом эту седедку ели все наши друзья, друзья друзей, знакомые и их друзья. И больше взятки селедкой я не брала. Впрочем, мне и не давали.

 

Tags: о как!, рассказики, стелла-дура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 166 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →