ива_но_ва (iva_no_va) wrote,
ива_но_ва
iva_no_va

Categories:

Как Иванова за тканью ходила

Помню было такое стихотворение детское про девочку и цветок. Автора не знаю, тут уже и Гугель бессилен. Но я отлично помню, как меня малолетнюю это стихотворение воодушевило. Смысл там был такой. Принесла девочка домой цветок. Поставила его в вазу, а вазу на стол. Но на столе пыль и бумаги, и прочее ненужное барахло, убрала девочка все со стола, постелила чистую скатерть, на нее воодрузила вазу с цветком. Но тут же заметила, что окна у нее грязные, солнечный свет на цветок какой-то рассеянный. Вымыла окна, постирала шторы. И тут ей открылось, что полы-то затоптанные – подмела, помыла. Ну, и так далее. Мораль сей басни такова – один маленький цветок может столько шороху наделать, что убьешься убираючи. Ну, не совсем так, но, помня эту историю много лет, я сделала именно такой вывод.
Это была преамбула. Амбула, как водится, тоже имеется.


Все уже в курсе, что мы, несмотря и вопреки, заказали диван? Ну, и про паркет и половых дел мастеров, тоже история начала развиваться в сторону «вроде нашли, ждем пока пришлет оценку работ». В процессе общения с порекомендованным мастером выучила одно новое слово. То есть слов у этого мастера с Украины было много чУдных и чуднЫх, но это, рожденное в разговоре меня особенно зацепило. РУССКОЯЗЫЧНИКИ. Это было неожиданно и прелестно. Очень многогранное слово я считаю.
Опять я распылилась. Короче, оглядев все вокруг, нет, я не содрагалась трезво, потому, что Ханык наблюдая за моим взглядом сразу все понял и налил мне бокал Акашени. И это было большой ошибкой. Потому, что, как в стихотворении про цветок, мне перемен захотелось еще больше. Кроме пола и стен (которые нужно только немного освежить!) кухонные высокие стулья мне показались жуткими, старыми и ужасно потрёпанными, о чем я немедленно и сообщила Ханыку, подтвердив известную поговорку, что у пьяного на уме...
Поиск новых стульев ничего не дал. Или неудобно. Или очень дорого (приличный стул не менее 500 долларов, нет можно купить за 350, но ты будешь с него сваливаться или сидеть, как сорока на колу) или неудобно и дорого в одном флаконе, или полное, извините, говно.
Расстроиться окончательно я не успела, так как у меня родилась мысль. Такое бывает, не пугайтесь. Мысль свербила в мозгах целый день, а окончательно сформировалась под воздействием синеньких таблеточек. Мне приснились наши стулья, но с новой обивкой.
Теперь вы поняли зачем я припёрлась вчера к Жене, где и нарвалась на Лидочку.
Но я бы была не я, если бы все прошло без приключений.
В общем, Женя, сказал, что нет проблем, сошьет мне шубу с вородником до бороды и к ней еще и муфточку новые чехлы для спинок (они на молнии, я сняла одну и приволокла к Жене), и сидушки тоже перетянет. Снял с шеи ленту всё померял, посмотрел в потолок, шевеля губами и через минуту выдал, что для этого проджекта понадобиться 2,5 ярда ткани.
Магазин тканей я проверила заранее. В воскресенье. Даже два магазина проверила. И выяснила, что в одном есть все, что мне нравится, но без скидок. А в другом всё то же самое, но с ощутимой скидкой в 40%. «О, как!», -  подумала я, но решила убедиться.
За кассой – бабушка - божий одуванчик. В этих магазинах в основном работают вот такие бабушки, с голубыми глазами, голубыми волосами, морщинистыми руками, тоненьким голоском и перекрученными артритом пальцами. Им всем лет под сто. Любимое слово бабушек – dear.
Подошла я к этому цветочку и нежно поинтересовалась, мол, скажи-ка мне, бабуся, а что это все тряпочки у вас на большом сэйле или кудой?
-         О, диар, - прошамкала бабка, - все, как одна на сэйле!
-         И вотэта! – я ткнула пальцем в гобелен, который поразил меня своей красотой и как чесстовом.
-         А эта вопще чуть ли не задарма. Берите всё!, - разрешила мне бабка и я, рассыпаясь в благодарностях сказала, что мне надо посоветоваться с моим портным, бикоз из рукоделия я могу тока пуговицу пришить, зато крепко. Не оторвешь.
-         Сэйл до среды!, - доброжелательно оскалилась бабка.
Напоминаю. Это было в воскресенье. А в среду Женя мне сообщил, что мне нужно 2,5 ярда ткани и я поперла в тряпочный магазин.
 
***

Очередь в кассу состояла из трех бабушек и одного дедушки. Одна бабушка покупала ножницы. Двадцать минут бабушка из  кассы ей объясняла, что это ножницы для тонких тканей, а для толстых у них есть специальные. Слышали бабушки друг друга плохо, но вся остальная очередь слышала хорошо и терпеливо ждала. В Америке вообще очереди большая редкость. Разве, что за айпадами. Поэтому народ терпеливый и выдержанный.
Наконец, бабушка из кассы приволокла бабушке из очереди четыре пары разных ножниц – три раза ходила за ними в другой конец магазина, а бабушки ходят медленно, но очередь стояла и ждала. Терпеливо!  и та бабушка, которая покупала ножницы, выбрала две пары из новопринесенных бабушкой из кассы. Для тонкой и для толстой ткани. Блять!
Вторая бабушка из очереди покупала иголки для швейной машинки. Рассказывать? Да, это было еще двадцать минут.
Третья бабушка покупала нитки для вышивания крестиком. Но ей не нравился оттенок лилового, и вся очередь еще двадцать минут выбирала более подходящий для ее картинки (распечатку из интернета в цвете бабушка представила на всеобщее обозрение) нитки. Настоящего,  объемного ЛИЛОВОГО оттенка. Выбрали.
Дедушка из очереди был орёл. Он положил пакет булавок на прилавок и на вопрос бабушки с голубыми волосами:
-         Еще что-нибудь вам надо, диар?
Твердо ответил:
-         Нет, спасибо, у меня с собой.
Урррра! Не прошло и полгода, как очередь дошла и до меня.
-         Бабушка, как пройти в библиотеку?,  - решила я начать с незамысловатого вопроса. Мне, пожалуйста, 2,5 ярда вот этой ткани.
-         Ох, диар! Вы, наверное, в нашем магазине впервые? Сейчас я вам расскажу, как это правильно сделать.
-         Что правильно сделать?, - искренне удивилась я.
-         Купить эту ткань, - бабушка смотрела на меня, как на девочку-дебила.
-         Окей, - мои нервы были уже истрёпаны Лидочкой, бабушкой с ножницами, бабушкой с иголками и бабушкой с нитками.
-         Вы берете эту ткань, диар, и идете в тот конец нашего магазина, где будут столы. И специально обученные бабушки-обрезальницы-специалистки отмеривают ткань и выписывают вам чек в кассу. Вы оплачиваете и идете лесом кудой вам надо. Я понятно объяснила?, - глаза бабушки слезились и одновременно светились от жалости ко мне, такой придурошной, которая вообще не знает, как у них все там работает. Мне даже расхотелось возмущаться на тему: «какогохера я тут отстояла час в очереди, и почему нет инструкшин по приобретению тряпочек при входе в магазин!» Я просто кивнула и пошла к стенду с тканями.
 
Рулон с тканью, которая мне была нужна, естественно, был закреплен на самой верхней палке. И, естественно, он был самым широким, тяжелым и громоздким. Представьте себе скрученный в рулон ковер размером 3х4 метра. Вот приблизительно то же самое, тока еще больше.
Наша постоянная рубрика «Еврейское счастье Стеллы Ивановой» прошла без сучка и задоринки. Вначале я подпрыгнула, чтобы дотянуться до ткани. Из этого краткосрочного полета я слегка не так приземлилась, и чуть-чуть подвернула ногу. Самую малость. Я даже не упала. Просто оступилась и стараясь удержаться на ногах, пролетев еще пять метров вперед,  ухватилась за какого-то дедушку, которй от неожиданности громко пукнул. Я почему-то покраснела вместо дедушки и извинилась. Потом я увидела небольшую лесенку. Нет! Я на нее не решилась взгромоздиться, а сообразила попросить дедушку (другого, не того, который который пукнул), а из очереди помочь мне.
Дедушка был не орёл. Он был со мной одного же гигантского роста в 158 см  и до рулона не допрыгнул, так же, как и я, но он оказался более устойчивым и приземлился без приключений.. Но совместными усилиями нам таки удалось выдрать с дисплея эту палку  на которую была намотана ткань. Правда, мы немного не рассчитали и палка звезданула мне по башке. Не сильно, но громко. И вся очередь сказала «Ооо! Диар!». Дедушка успел отскочить. Я так удивилась его прыткости, что не сильно озаботилась ударом по кумполу. То есть я озаботилась, но мне было уже очень жарко, стыдно, устало, противно и я решила поскорее с этими всеми неудобствами закончить.
Обняв рулон ткани двумя руками и прижав его к туловищу, путаясь ногами в развивающемся материале, я доползла до «того конца зала, где столы», где специально обученные бабушки занимаются обрезанием.
-         Хеллоу, - я попыталась улыбнуться, одновременно сдуть прилипшую ко лбу челку, пытаясь не убиться поправляя свалившуюся с плеча сумку, которая больно била по коленям. 
-         Тэйк э намбэр!, - рявкнула мне высокая тётенька, с сильным русским акцентом.
Я поискала глазами стоечку, где берут этот чёртов намбер и, таки, нашла! Эта очередь двигалась довольно споро. Тётеньки с рулонами в тачках, а не, как некоторые ебаньки, тащившие стопицот киллограммов материала на себе через весь магазин,  покупали разные ткани.
Фигассе, они шьют! Кто бы мог подумать? Магазины ломятся от вещей. На любой вкус, размер и кошелек. А тут такое столпотворение в магазине тканей!
 Прислушиваясь к их  беседам, я узнавала много нового. И что «эта флисочка идет на жилет в котором Дебби будет бегать по утрам», а этот цветной штапель на летнюю юбку, «в которой Мириам поедет в Канкун», а эта толстая ткань в живенький цветочек отлично будет смотреться на подушках в гостиной у Кэрол.  Так, за милыми разговорами о преимуществах шелковых ниток от хлопковых, о том, как правильно выкроить шторки для кухни, о том, что опять в моде рюшики прошло около получаса.
-         Намбар твонти файф!, - заорал голос и я, вздрогнув, сверилась с картотекой с номерком в моих руках, загрузила на себя неподъемный рулон ткани и приползла к столу с тётенькой с ножницами.
-         Скока надо? , - акцент у тетеньки-обрезальницы был родным, русским, но я сдержалась и продолжила разговор по-английски.
-         Два с половиной ярда,  - смиренно ответила я.
-         А вы знаете, что эта ткань НЕ на сэйле?,  - поинтересовалась тётенька, делая упор на «НЕ» при этом плотоядно щелкнула ножницами. 
-         Какэта?, - икнула я.
-         Воттакэта! Все на сэйле, а эта не на сэйле!, - ухмыльнулась тётка.
-         Здрасьти я ваша тётя! Свободу попугаям! Какэта – повторила я, уже совсем безразлично.
-         Воттакэта! Идемте я вам покажу!, - тетка вышла из-за огромного стола и бодренько поскакала к тому месту, где мне стукнула по голове палка. Я машинально поползла за ней следом. Без огромного тюка с тканью идти было приятнее, но голова слегка кружилась. На месте разгрома, устроенного мной и дедушкой из очереди, одиноко висела бумажка, где траурным черным по белому, в праздничной красной рамке было написано «SALE 40%»
-         Воооооот!, - завопила я, - СЭЙЛ!
-         Ничего не «вот!», - невозмутимо ответила тётка.
-         А что это???, - я тыкала пальцем в бумажку ища справедливости. По большому счету, мне уже было все равно сколько стоит эта ткань, но как-то обидно, за потерянное время, за то, что меня бессовестно развели, как последнюю понаехавшую лохушку, за растущую шишку на лбу, за ноющую подвернутую ногу, за прилипшую ко лбу челку, за вспотевшую спину и прочие радости работы грузчицей в тряпошном магазине.
-         Это! Сэйл! Но мелким шрифтом написано: «кроме обивочной ткани»!, - тетка хищно улыбнулась и посмотрела на меня со своей высоты, не меньше, чем метр восемьдесят. Я ей была по колено, и спорить было бессмысленно. Но вы же помните, к моменту спора с обрезальщицей, я уже была подогрета другими персонажами и тут на меня накатило.
Обычно на хамство я реагирую плохо, но, к счастью, в Америке клиент прав всегда, и хамства бывает немного. Магазину, ресторану и прочим проще пойти на уступки, чем поплатиться своей репутацией. Тут, как я поняла, мне решили показать,  кто главный. Но, как говорится, не на того Варяга напали.

-         Я была здесь в воскресенье. И я спросила бабушку за кассой, ткнув ей прямо в эту ткань про сэйл. И бабушка мне сказала, что таки да, она на сэйле, - я говорила тихо, внятно и по-английски, но так, что очередь к бабушке-мальвине из кассы притихла и с вниманием начала прислушиваться.
-         Я вам ничем не могу помочь, - развела руками обрезальница, - вы можете поговорить с менеджером, если хотите.
-         Вы даже не представляете, КАК я хочу поговорить с вашим менеджером! – улыбалась я, еле сдерживаясь.
 
Менеджер появилась после десяти минут воплей русской тётеньки-обрезальницы в телефон, который одновременно служил громкой связью.
-         Срочно вызывается свободный менеджер для разрешения вопроса с покупателем.

Двухсоткиллограммовая тётя  переваливаясь, как неваляшка боком пролезла в двер с надписью «Только для работников». Морда литса у нее блестела, она вытирала рот салфеткой и доглатывала свой ланч.
Я слегка попятилась, но вспомнила, что отступать некуда – позади Москва очередь к бабушке в кассу, слева тётенька обрезальщица а справа прилавок я судорожно сглотнула и смело посмотрела в глаза монстру с этикеткой на необъятной груди «Менеджер. Келли Си».
 
-         Чем я могу помочь?, - спросила Келли Си, остановившись в опасной близости от меня.
-         Так и так, - как можно спокойно начала я. – Бабушка ваша на кассе в воскресенье сказала, что эта ткань на сэйле, я ей показала именно на эту ткань и она еще раз подтвердила. Я поехала к своему портному, выяснила сколько мне надо ткани, и приехав сюда отстояла в одной очереди около часа, во второй очереди полчаса для того, чтобы услышать, что эта ткань не на сэйле, а я должна читать мелкий шриф. Вы обманываете покупателей, развешивая эти сэйловые плакаты, навешиваете их на те ткани, которые не на сэйле, и ваши бабушки-кассирши говорят неправду, - я говорила, как на митинге, постепенно и успокаиваясь внутренне, и распаляясь, уверенная в своей правоте. И мне уже было все равно, что в очереди кто-то вякнул, что с ней тоже такое было, в этом же магазине и доколе! Мне уже было все равно, если меня увидят знакомые или слушатели, и скажут Иванова из-за пятидесяти долларов кипеш подняла. Мне было все равно, абсолютно всё равно. 
-         Вы должны читать мелкий шрифт, - вякнула менеджер.
-         Я никому, ничего не должна!, - рявкнула я, - А вот вы! Вы! Как менеджер! Должны! Научить! Своих божьих одуванов говорить правду! Вы! Должны! Знать! Что происходит в вашем магазине и повесить какую-то табличку, где говорится о том, что человек, пришедший за тканью не должен стоять в очереди за всеми бабушками с ножницами, нитками и прочей лабудой, чтобы потом узнать, что час из его жизни потерян навсегда!
-         У вас есть купон?, - вякнула менеджер.
-         Что?!, - офигела я от неожиданности.
-         Купон. Мы рассылаем купоны, по которым вы можете со скидкой приобрести вашу ткань.
-         Вы смеётесь надо мной? Какой нахрен купон? Почему ваш магазин обманывает покупателей?, - я аж задохнулась, а из очереди в кассу снова послышалось «доколе!»
-         Вы можете написать жалобу в центральный офис!, - взвизгнула менеджер.
-         Отлично! Я непременно так и сделаю. Для этого мне нужны: ваше имя-фамилия, имя-фамилия бабушки, которая стояла за кассой в минувшее воскресенье с четырех до шести вечера, адрес вашего центрального офиса и имя-фамилия вашего начальника. Я жду.
Лицо менеджера покрылось красными пятнами.
-         Элейна, сделай этой покупательнице 40% дискаунт на ткань, которую она хочет купить!, - рявкнула менеджер русской тётеньке-обрезальщице.
-         Окей!, - мяукнула та.
-         Но мы это делаем для вас в виде исключения и только сегодня!, - начала было менеджер, но я, собравшаяся уже было последовать за Элейной (Еленой, как я поняла), резко крутанулась на больной ноге, видимо страшная гримасса боли исказила мое ангельское лицо так, что менеджер Келли резко отскочила на два шага назад.
-         Уважаемая госпожа менеджер, я хочу,  что бы вы поняли, что не ВЫ! МНЕ! ДЕЛАЕТЕ! ОДОЛЖЕНИЕ! А Я! Делаю одолжение вам, приобретая ткань в вашем магазине, по цене, которая была привешена на эту ткань. При этом я делаю вам одолжение, не написав жалобу на ваше обслуживание в Беттер Бизнес Бюро. И это я, как покупатель, всегда прав. А еще есть некоторые организации, которые с удовольствием придут и разберутся почему вы вешаете ценники с дискаунтом на не сэйловые товары...Мы понимаем друг друга?
-         Да, мэм. Спасибо, мэм. Приходите еще, мэм. Хорошего дня!, - бубнила Келли.
Я последовала за Элейной, и не удержалась.
-         Леночка, а что это у вас такой бардак в магазине?, - елейным голоском сказала я прямо в спину удаляющейся Элейн. Она вздрогнула, остановилась и повернувшись ко мне в изумлении промямлила:
-         Вы говорите по-русски?
-         Причем, даже лучше, чем по-английски!, - я сволочь, я знаю. 
-         Что ж вы сразу-то не сказали?, - начала было она, но осеклась, увидев мою наглую рожу, поскакала к столу и обслужила меня по высшему разряду, рассыпаясь в извинениях и заглядывая в глаза.

А ткань я завезла портному Жене. Так, что этот вопрос, считайте, закрытым.

Теперь будем мыть окна, стирать шторы, стелить чистую скатерть продолжать заниматься половым вопросом. 
Tags: КАК СТРАШНО ЖИТЬ!, о как!, стелла-дура, шойта было?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 362 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →