ива_но_ва (iva_no_va) wrote,
ива_но_ва
iva_no_va

Categories:

Ну, хтоб ей дал?

Этому рассказику уже несколько лет. Почему-то вспомнилось сегодня. 


Их было две подружки. Из одной деревни. Вообще-то, из одной деревни их было четверо. Две девушки и два парня. Они все закончили одну школу. И все четверо были золотыми медалистами. Через неделю учебы всем в группе стало понятн что то за медалисты. Витя Новиков – худенький, бледный, вихрастый. Ныне покойный. Умер в 40 лет. Пил. Вова Трофимов – русый крепыш боровичок, без которого ни одна драка не обходилась.  Где он? Что? Никто не знает. Валечка Литвин – мелкая, некрасивая, носатая, с тонкими,  вдавленными губами, накрашенными ярко-красной помадой. Когда Валечка улыбалась на ее двух передних золотых зубах оставался след помады

И Надя Соколова. Не СоколОва, а СОколова – поправляла она всех преподавателей, которые знакомясь с группой делали ударение не на тот слог в ее фамилии. Надя - неуклюжая, сисястая и жопастая тетка с шестимесячной перепаленой завивкой, маленькими глазками, которые смотрели испуганно-нагло из-под выщипанных почти начисто, и дорисованных черным карандашом бровей.  На вид она была неопределенного возраста. Ее можно было легко принять за семнадцатилетнюю, как и всех на первокурсников, и за тридцатипятилетнюю.

Позже выяснилось - Надин папа был председателем колхоза, в котором была одна единственная школа. В этой школе Надина мама была директором. А Валина мама – завучем. А Володина мама была сестрой завуча. А Витин папа был кумом председателя колхоза. Вот почему Витя, Вова, Валя и Надя были золотыми медалистами. А сейчас они все жили в общаге. В разных, конечно, комнатах. Но домой в деревню ездили все вместе по пятницам, после занятий. На автобусе, который присылал за ними председатель колхоза.

Они и на картошку не поехали со всей группой. Им дали документ, что они будут помогать убирать урожай в родном колхозе. У всех был сильный белорусский акцент. Вернее они говорили по-белорусски, русскими словами. Даже имя свое Надя произносила «Надзя» или «Надзежда». Валечшка – именно так с твердым «чш» Лицьвин – и мягким «т», которое превращалось в «ц»...

Семьи у Надзи и Вали были зажиточные. Богатые даже. У обеих девиц была масса совершенно нелепых золотых украшений. О зубах я уже сказала? Ах, да у Надзи тоже были зубы золотые. Четыре. Два передних сверху, и два по бокам снизу. Кроме зубов, у обеих были одинаковые кольца в виде паука с огромным рубином в центре, «цепАчшка» - с кулоном, золотые серьги – правильно, одинаковые. Да, да, да – с рубинами.

-         Воука! – говорила Надзя Трофимова трубным голосом и маленький Воука, подбоченясь, косолоапил к Надзе по первому зову.

-         Виця! – вторила подружке Валечка, и Новиков, краснея, бубнил в ответ – Ну, што табе?

Закончилась «картошка». В середине октября первокурсники, наконец, начали учебу. Надзя и Валечка в обновах, справленных к «учобе», высокомерно поглядывали на однокурсниц. Наряды у них были «багатыя». Аляповатые, ярко-безвкусные, но дорогие. Девчонки ужасно важничали и общались только между собой, но словно напоказ. За время «картошки» вся группа подружилась, кое-кто даже завел первые студенческие романы. Не одна кастрюля макарон была съедена за полтора месяца. А эти - были чужие. К ним приглядывались.

Постепенно все вошло в свою коллею. Лекции. Перемены. Чертежи. Контрольные. Курсовые...

В нашей группе был английский язык. А в параллельной группе – французский. И вела его настоящая француженка. Так получилось.

Родители у Мари конечно, никто ее официально не называл «Мари» - Мария Михайловна) были восторженные коммунисты. Уже после войны, в самом начале пятидесятых, они сгинули где-то в Норильском ГУЛАГе. Мари попала в детский дом в подростковом возрасте. Там были все, или почти все, дети врагов народа. Но французский она помнила с рождения, и каким-то образом ей удалось закончить педагогическое училище, а потом заочно или «вечерне» пединститут. Невысокая, худенькая, черноволосая. Огромные каплевидные синие глаза на маленьком личике сердечком. У нее был муж. Советский инженер. Сын – Миша, в честь отца Мишеля. Ходила она сутулясь, словно старалась спрятаться. Одевалась крайне скромно, если не сказать бедно. О том, что Мари француженка Надзя и Валечшка узнали случайно и очень удивились.

-         Я думала усе яе францужанкай завуць тавошта она французский ведет... – сказала Надзя.

-         Аха, аха – я тожа так думала! Тожа!– закивала Валя, и серьги в ее ушах закачались.

Мы стояли у окна и смотрели на падающий первый снег. Скоро начнется последняя пара – и домой. Внизу по двору шла Мари. В сером пальтице, вязаной шапульке.  Руки и нос от холода у нее покраснели.  Она была похожа на воробьишку. Надзя внимательно наблюдала за Мари, а потом неожиданно громко, глубокомысленно заявила:

-         Нееее.... Ну, хтоб ей дал – шо она са Франции? ...

Tags: дети разных народов, рассказики
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 298 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →