ива_но_ва (iva_no_va) wrote,
ива_но_ва
iva_no_va

Categories:

Ивановость дня.

Главную новость дня – уже все обсудили.

И знаете, что?

Меня удивляют те, кто вроде бы всё это время говорили о том, что МБХ политический узник, и он сидит только потому, что томуктоможетвсё хочется чтобы Ходорковский сидел, а сам Михаил Борисович, конечно, герой и молодец,  – сегодня вместо поесть, помыться, уколоться и забыться порадоваться за Ходорковского и его семью, начинают тягомотину, сбивая пальцы до локтей печатают и печатают в социальных сетях – мол, не нужно было поддаваться. Зачем он просил о помиловании?


Люди! Вы что? Вы, сидящие в теплых квартирах и домах,  рядом со своими родными и близкими, вы, могущие в любую минуту позвонить своим родителям, обнять свою жену (мужа), детей, пойти в кафе с друзьями, выспаться, наконец, посмотреть любимое кино или почитать любимую книгу, да, и просто попинать балду в этих ваших энторнетиках – вы, рассуждаете о том, что он не должен был или должен был, но... И дальше перечисляете победу Путина, поражение Ходорковского, и напоминаете, что «осталось-то сидеть совсем чуть-чуть». И «мог бы дотерпеть».

Вы вообще себе представляете что такое тюрьма? Лагеря? Камера? Унижения? Голод? Неизвестность? Угроза жизни в любую минуту?

А то, что чувствует человек, когда ему говорят,  что мама его серьезно болеет и он может ее никогда больше не увидеть?
А то, как его освободили?

Путин в своем репертуаре – в коридоре, через губу, мимоходом,  мол, а, да,  типа забыл сказать, а вы не спросили, мол, помилую.

Такое мы уже проходили. Она утонула. И мы с Людмилой решили развестись.  И тоже в фойе. В театре.

А то, как была блестяще, в лучших чекистских традициях проведена эта спецоперация? Никто ничего не знает.  Ни адвокаты, ни родители.

Не удивлюсь, что это было так:


- Ходорковский, с вещами на выход. Да, поторапливайся.
- Куда? Что?
- Не положено! – рявкает охранник.

И заключенный не зная ничего до последней секунды идет со своим нехитрым скарбом, думая о плохом. О хорошем в такие минуты почему-то не мечтается.

Даже добрые дела эти чекисты делают подленько. Ещё разочек проехаться по человеку. По его душе. Еще один плевок в глаза. Ничего! Умоется...

Еще хаос и неразбериха, но я одно могу сказать - самое главное - он на свободе. И ни один человек в мире не смеет осудить его, и не важно писал он прошение или нет, писал ли под давлением и угрозами, писал ли с признанием (хотя я думаю, что ни о каком признании там речи и нет) вины или нет. Главное, что он сможет обнять своих родителей, жену, детей, родных и близких ему людей. Он все равно победил.

Те, кто меня знают, знают, что я не кровожадина никакая. Но тут, мне бы очень хотелось, чтобы хотя бы часть всех посланных пожеланий или, скорее, проклятий тому, кто как бы остался в белом пальто, тот, который через губу, тот который думает что он на коне - хотя бы только маленькая часть - исполнились.


А я желаю Марине Филлиповне многие лета и здоровья, здоровья, здоровья.

И чтобы Платона тоже, наконец, отпустили.

Вообще-то, я хотела написать о том, что в Сиэтле выпал снег.

И о том, что соседские дети играли в снежки и лепили снеговиков.

И о том, что мама опять не положила в тефтели аджику, а папа её уличил!

И о том, что ноги промокли у нас с Мишкой от гуляния.

И о том, что пятница и час дня, а на улице темно и сыро, снег тает и поднялся ветер. Но мы успели сделать несколько фотографий. И что работать нифига не хочется, а хочется зажечь камин, налить чаю и тихо радоваться что всё, тьфу-тьфу-тьфу хорошо.


Но все эти наши маленькие радости по сравнению с потрясающей новостью о которой не то, что писать, думать не хотелось, чтобы не сглазить – сущие пустяки. Напишу и об этом. Но не сейчас.

Tags: люди, наши маленькие радости
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 424 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →